Секрет Украины и украинцев: кто они и откуда? (ФОТО)

Секрет Украины и украинцев: кто они и откуда? (ФОТО) | Русская весна

Внешняя политика России XVII–XIX веков, равно как и внешняя политика Польши (Речи Посполитой), была направлена на достижение одной и той же цели, а именно: нейтрализация всех геополитических противников на территории Европы для того, чтобы стать во главе «всего славянского мира».

Противостояние Польско-Литовской конфедерации и России продолжалось несколько веков и закончилось полной победой России. Однако всю «боль и страдания польской знати в отношении Русского вопроса» как нельзя нагляднее подтверждает следующая цитата:

«Поляки во все время, когда они имели свою независимую державу, свою Русь считали одноплеменною с московской Русью. Для них малорусское, белорусское и великорусское наречие были одним языком.

Обеспокоивало их только то, что московский царь титуловался „самодержец всея Руси“. В том титуле „вся Русь“ усматривала Польша намек на то, что обязанностью московских самодержцев есть соединить Русь, а значит, отвоевать от Польши Русь юго-западную. То наводило страх на поляков и они однажды даже затребовали от московского правительства, чтобы в царском титуле слово „всея“ выкинули» (стр. 66).

Из книги Филиппа Ивановича Свистуна «Шо то есть украинофильство? Его история и теперешняя характеристика», издание общества имени Михаила Качковского, Львов, Австро-Венгерская Империя, 1912 год.

Иначе обстояли дела с неким «Украинским Государством (УГ)» или с некой «Украиной»: ни одна монархия, которая участвовала в разделе Польши после её поражения, не включила в свой состав княжество, герцогство либо королевство с таким названием.

Впрочем, вы не сможете отыскать даже «украинский народ», который должен был проживать на территории поверженной Польши: «украинцы» не обнаруживают себя ни в одной из переписей населения, проведенных хоть в Австро-Венгрии, хоть в Германии (до 1871 года — в Пруссии), хоть в России!

Так что же такое «украина» и кто такие «украинцы», если их не существовало до самого начала XX века? Откуда они вообще появились на теле Европы? Может быть, они мигрировали из Азии, Китая или Индии?..

Проводя поиск исторической истины, давайте попытаемся понять значение слов «украина» и «украинец», используя накопленные человечеством энциклопедические знания. Например, возьмем для начала «Словарь церковно-славянского и русского языка», составленный Вторым отделением Императорской академии наук, г. С.-Петербург, 1847 год. На странице 336 четвертого тома указанного выше издания мы находим, что:

«УКРАЙ, -я, с. м. Стар. То же, что украина. Мнѣ вѣсть прійде, что Новгородцы на украѣ земли. Древ. Лѣт. I. 206. і

УКРАИНА и УКРАЙНА, -ы, с.ж. Область на краю государства; страна, прилежащая к границѣ; порубежье, предѣлъ. И собравшесь поганыя Латины, и пришедше, взяша украины нѣколико Псковских селъ. И. Г. Р. IV. Прим. 128. И дахомъ ему проводника, да путешествуетъ мирно даже до украины нашей страны Молдавской. Полн. Собр. Зак. I. N 180. Печенскій монастырь стоитъ на украйнѣ, на студеномъ морѣ. Акты Ист. IV. 545.

УКРАИННЫЙ, -ая, -ое, пр. Стар. Стоящій на границѣ, на рубежѣ; пограничный, порубежный. А городъ Соловецкой мѣсто украинное. Акты Археогр. Экспед. III, 167. Украинные городы. О Россіи, Коших. 45».

Далее возьмем «Энциклопедический словарь. Том XXXIVA. Углерод-Усилие», изданіе Ф. А. Брокгауза (г. Лейпциг), и И. А. Ефрона (г. С.-Петербург), 1902 г. На страницах 633–635 указанного выше издания мы находим, что:

«Украина — такъ назывались юго-восточныя русскія земли Рѣчи Посполитой. Это названіе никогда, но было оффиціальнымъ; оно употреблялось только въ частномъ обиходѣ и сдѣлалось обычнымъ въ народной поэзіи. Границы земель, которыя были извѣстны подъ именемъ «украинныхъ», трудно опредѣлить, тѣмъ болѣе, что названіе это не было устойчивымъ и въ разное время обнимало собою неодинаковое пространство.

Лучшій знатокъ исторіи У. въ польскоо время, A. Яблоновскій, полагаетъ, что въ половинѣ XVII столѣтія «названіе “У." обнимало собой на Поднѣпровьѣ — повѣть кіевскій (за исключеніемъ его сѣверной, древлянско-сѣверской лѣсной части), вмѣстѣ съ городомъ Кіевомъ, а также дикія поля нижняго теченія Днѣпра, съ Запорожьемъ; на Побужьѣ — всю старую Звенигородщину на «Синихъ водахъ», повѣть брацлавскій, сливавшійся съ полемъ очаковскимъ, и восточную половину повѣта винницкаго; западная половина этого повѣта, на самомъ Бугѣ, называлась скорѣй Подольемъ, брацлавское междурѣчье между Днѣстромъ оть устья Мурахвы и Бугомъ — Побережьемъ.

Такимъ образомъ въ обозначенныхъ предлахъ У. обнимала собой юго-вост. часть нын. губерніи Подольской, значительную часть Кіевской, развѣ только юго-западную часть Черниговской, всю Полтавскую и значительную часть губерній Екатеринославской и Херсонской («Słownik goograficnzy», т. XII, 773–774).

На этомъ пространствѣ были въ древности княжества кіевское, переяславское, отчасти черниговское; небольшая часть юго-западной У. принадлежала къ Подольской землѣ. Въ XIV в.ѣкѣ всѣ эти земли подпали подъ власть Литвы, а со времени люблинской уніи (1569 г.) — и Польши.

М. П. Погодинъ высказалъ-было предположеніе, что послѣ татарскаго нашествія все населеніе изъ этихъ областей убѣжало на сѣверъ, а вмѣсто него съ Карпатъ пришло новое населеніе, при чемъ само переселеніе состоялось незамѣтно. Такую же мысль высказывали польскіе писатели Грабовскій и Шайноха, называя новое населеніе У. польскими выходцами.

Мнѣніе послѣднихъ повторилъ Кулишъ въ своей «Исторіи возсоединенія Руси». М. А. Максимовичъ, а за нимъ и В. Б. Антоновичъ доказали, что никакого переселенія народа съ юга на сѣверъ послѣ татарскаго нашествія не было, а равно не было и запустѣнія У., которая отъ татарскаго нашествія пострадала даже меньше, чѣмъ Русь сѣверо-восточная.

Гораздо большее значеніе для У. имѣло нашествіе въ 1482 г. крымскаго хана Менгли-Гирея, послѣ котораго У., особенно южная часть ея, такъ сильно была опустошена, что долго не могла оправиться. Постоянные набѣги татаръ и позже долго мѣшали заселенію края.

Только въ началѣ ХVІ вѣка, когда набѣги эти ослабѣли, край сталъ мало-помалу заселяться. Литовское правительство выработало цѣлую систему обороны края. У. пересѣкали три оборонныхъ линіи, на которыхъ были расположены укрѣпленныя мѣста или замки. Къ замкамъ были приписаны села, населенныя боярами, которые за право владѣть землей обязаны были оборонять замки и высылать стражу въ поле, а также выступать въ походъ, въ случаѣ требованія воеводы или старосты.

Изъ оборонныхъ линій средняя, на которой стоялъ Кіевъ, начиналась у верховьевъ Тетерева и Роси, переходила чрезъ Днѣпръ и упиралась въ низовья Десны. Крайними замками здѣсь были на западѣ — Житоміръ, на востокѣ — Остеръ. На сѣверъ отъ этой линіи шла линія полѣско- сѣверская, долиной Припяти и надъ Днѣпомъ къ Деснѣ. На ней стояли замки Овручъ, Мозырь, Любечъ.

Третья, южная линія, была выдвинута далеко въ степь. Ее охраняли замки: на Днѣпрѣ — Каневъ и Черкассы, на Синей водѣ — Звенигородъ, на Бугѣ — Винница и Брацлавъ. Въ началѣ ХVІ в. эта послѣдняя линія была прервана, такъ какъ Звенигородъ былъ разрушенъ. Вмѣсто него былъ основанъ замокъ въ Бѣлой Церкви.

Въ исторіи заселенія У. нужно различатъ два періода: до люблинской уніи 1569 г. и послѣ. До люблинской уніи колонизація У. шла слабо. Сперва были заселены сѣверныя части У.; стали возвращаться на свои мѣста жители, загнанные на сѣверъ нашествіемъ Менгли-Гирея. За ними двинулись съ сѣвера на югь и новые поселенцы. Навстрѣчу имъ съ юга шла колонизація туранская, такъ какъ туранцевъ много бродило въ степяхъ, прилегавшихъ къ Черному морю. Изъ-за Кавказа съ торговыми цѣлями пріѣзжали армяне и селились по городамъ.

Евреямъ запрещалось селиться на У., и они являлись только тамъ, гдѣ находили себѣ сильныхъ покровителей, въ родѣ, напр., кн. Ильи Острожскаго, старосты винницкаго. Винница сдѣлалась исходнымъ пунктомъ для еврейской колонизаціи на У. Изъ-за Днѣстра также приходили поселенцы, но въ маломъ, сравнительно, количествѣ; ихъ называли обыкновенно волохами. Была и самовольная колонизація, состоявшая преимущественно изъ разнаго рода бѣглецовъ. Этого рода колонізація уходила дальше въ степь, на низовья Днѣпра, и сливалась съ казачествомъ.

Люблинская унія 1569 г. расширила районъ переселеній на У.: кромѣ переселеній съ сѣвера на югь изъ литовскихъ областей, идетъ теперь много переселенцевъ и съ сев.-запада, изъ польскихъ областей, тѣмъ болѣе, что правительство практиковало въ широкихъ размерахъ раздачу шляхтѣ земель на У. Получивъ земли, шляхта старалась колонизировать ихъ, вызывая изъ разныхъ мѣстъ колонистовъ и обѣщая имъ льготы.

Помимо этой шляхетской колонизаціи, шла и другая, промышленная: рыболовы, звѣроловы и др. имѣли уходы въ степяхъ. Въ исторіи колонизаціи послѣ люблинской уніи бѣглые также играли немаловажную роль. Сначала заселялись опустѣвшія вслѣдствіе татарскихъ набѣговъ поселенія; затѣмъ основывались и новыя поселенія, при чемъ колонизація подвигалась постепенно въ степи съ сѣвера на югь.

Въ концѣ XVI в. и въ особенности въ XVII в. колонизація переходитъ съ праваго берега Днѣпра па лѣвый. Князья Вишневецкіе, владѣвшіе большею частью нын. Полтавской губ., начинаютъ заселять Посулье. Къ срединѣ XVII в. какъ правобережная, такъ и лѣвобережная У. уже въ достаточной степени была заселена колонистами, главнымъ образомъ малорусскаго племени; между ними, впрочемъ, особенно на правомъ берегу, встрѣчалось также немало поляковъ, волоховъ, армянъ и евреевъ, на лѣвомъ берегу — бѣлоруссовъ.

Въ административномъ отношеніи У. дѣлилась на два воеводства — кіевское и брацлавское. Послѣднее было нѣкоторое время придаткомъ то воеводства кіевскаго, то земли волынской и только въ 1566 г. окончательно организовалось въ самостоятельное воеводство. Каждое изъ воеводствъ дѣлилось на повѣты.

Въ 1654 году У. соединилась съ Москвою. По Андрусовскому договору 1667 г. лѣвобережная У. осталась за Москвой, правобережная — за Польшей. Съ этого времени для лѣвобережной У. обычнымъ названіемъ дѣлается Малороссія.

На лѣвомъ берегу Днѣпра Украиной называлась оффиціально только У. Слободская, т. е. теперешняя Харьковская губ. На правой сторонѣ Днѣпра названіе У. сохранилось за всѣми землями, составлявшими прежде кіевское и брацлавское воеводства и остававшимися во владѣніи Польши до самаго ея паденія».

Выходит, что «украина», как и «окраина», «оукраина» и «вкраина» — это всего лишь географическая локация. И «украин» на Руси было не одна, не две и не три, а намного больше.

Были «украины» и в Сибири, и под Псковом, под Харьковом, и недалеко от современного Смоленска… Русь (Россия) расширялась — «украины» переносились.

Именно поэтому русскому человеку чуждо и дико говорить «еду, иду, направляюсь в Украину». Каждый русский скажет: «еду на Кубань», «на Урал», «на Алтай», «на Камчатку», «на Сахалин», и «на Украину». Ведь всё перечисленное — это географические локации, и именно поэтому наша с вами лингвистическая память просто «встает на дыбы», когда мы пытаемся сказать: «еду в Кубань», «в Урал», «в Алтай», «в Камчатку», «в Сахалин» и «в Украину».

Читайте также: «Тигры Родины», «Боевое братство ВДВ»​ и «Русская Весна» требуют от McDonald's прекратить русофобию (+ФОТО, ВИДЕО)

Далиант Максимус, для «Русской Весны»

Количество просмотров: 13 797


b4a8f662eb47b5d8