«Есть чёткое деление на своих и чужих», — известный военкор о деле Сафронова

«Есть чёткое деление на своих и чужих», — известный военкор о деле Сафронова | Русская весна

Задержание журналиста Ивана Сафронова вызвало огромный резонанс в первую очередь потому, что с мая 2020 года он занимал пост советника главы госкорпорации «Роскосмос» Дмитрия Рогозина. Но заявление властей о том, что в деле Сафронова уже есть семь томов, не вяжется с тем коротким сроком, что он находился на столь ответственной должности. 

«Русская Весна» попросила известного военкора Александра Коца прокомментировать ситуацию.

РВ: Может ли журналист, занимаясь профессиональной деятельностью, стать банальным предателем? 

Глава неправительственной организации «Русь сидящая» Ольга Романова высказалась по поводу ареста Сафронова так: «Иван Сафронов — журналист. Он был моим студентом, и не только моим. Я знала его отца, журналиста, он погиб. Что сделал Иван? Иван выполнил свой журналистский долг. Есть такой старый избитый тест для первокурсников журфака: ты приходишь на интервью с министром обороны, он отлучается в туалет, и тут ты видишь, что у него на столе лежит приказ об объявлении войны завтра. Твои действия?

Если ты журналист, то не может быть никаких иных действий, кроме как сообщить эту общественно значимую информацию людям. Это твой долг. А правда это или неправда — это пусть министр обороны отвечает. Был стол, на нем был приказ. Точка, никаких влажных фантазий. А долг министра обороны — хранить секреты, если это секрет. Судить, если что, надо министра».

Если следовать этому примеру Романовой?

Александр Коц: Если следовать примеру Романовой, то это — прямой путь на скамью подсудимых, потому что ничего общего с журналистикой это не имеет.

Это может быть пособие юного шпиона или методичка начинающего предателя, но никак не наставление по профессиональной журналистике. После такого обучения у человека может появиться иллюзия, что ради эксклюзива можно преступать закон.

И это уже не подкуп санитара в больнице или дежурного по городу. Это преступление совершенно другого характера.

РВ: Ряд СМИ и Telegram-каналов уже ставят «дело Сафронова» в один ряд с делом Голунова и обвинительным приговором Светлане Прокопьевой. Вы согласны с этой позицией?

Александр Коц: Я считаю, что утверждать со 100-процентной уверенностью о виновности или невиновности Сафронова сейчас как минимум некорректно.

При этом следствие должно предоставить обществу исчерпывающие доказательства. Для этого не обязательно раскрывать сведения, содержащие гостайну.

Достаточно убедительно продемонстрировать факт контактов журналиста с представителями западных спецслужб, а также факт оплаты за свои услуги.

Ведь в ФСБ заявили, что он передавал эти сведения из корыстных соображений, значит, должны быть какие-то финансовые следы. Без подробных разъяснений обвинение, конечно, может выиграть суд, но осадочек останется. Особенно на фоне дела Голунова.

РВ: Вы не находите, что сформировалась и обкатывается вполне рабочая схема «альтернативного правосудия», когда инфошум подменяет собой нормальные следственные и процессуальные действия?

Александр Коц: Инфошум не может подменить собой следственные действия. Те, кто их совершает, вообще мало обращает внимания на инфошум.

Он лишь показывает, что для части общества есть четкое деление на своих и чужих. Когда одни априори не могут быть замешаны в чем-то противозаконном.

Я не был знаком с Иваном лично, но знаю его как хорошего журналиста, который отлично разбирался в своей тематике. На уровне эмоций мне тоже сложно поверить в его работу на чешские спецслужбы. Но эмоции (а инфошум основан в первую очередь на них) не имеют ничего общего с фактами. А их я пока не видел — ни в пользу виновности, ни в пользу невиновности Ивана.

Читайте также: В МВД Украины рассказали, где и с какой целью делались скандальные записи разговора Путина и Порошенко (ВИДЕО)

Количество просмотров: 6 058


b4a8f662eb47b5d8