В «Шарите» рассказали подробности «отравления» Навального

В «Шарите» рассказали подробности «отравления» Навального | Русская весна

Лечившие Алексея Навального врачи берлинской клиники Charite сообщили, что большую роль в благоприятном исходе сыграли действия омских врачей в первые часы после ухудшения состояния пациента. 

Об этом говорится в опубликованном в медицинском журнале Lancet клиническом отчете. Подчеркивается, что документ обнародовали с согласия Навального.

«Предположительно, интубация и механическая вентиляция в течение двух-трех часов после начала симптомов, а также отсутствие предшествовавшей гипоксии были решающими. Начало и длительность терапии атропином в первые два дня остается неясной. К счастью, несмотря на высокий риск для дыхательных путей в начальный период без сознания и колонизацию несколькими устойчивыми к многочисленным препаратам бактериями, у пациента не развилось тяжелой инфекции.

Хорошее состояние здоровья перед отравлением, возможно, также благоприятствовало восстановлению», — сказано в статье.

В журнале указано, что это первая публикация клинических данных по отравлению, предположительно, боевым веществом группы «Новичок». При этом, когда делается подобный вывод, отсылка идет исключительно к результатам анализа в лаборатории бундесвера, которую медики благодарят за «токсикологическую экспертизу». 

Как пишут врачи, в выписке из истории болезни из омской больницы отмечалось, что у пациента были зафиксированы кома, повышенные слюно- и потоотделение, остановка дыхания, спазм мышц, нарушение углеводного обмена, нарушение электролитного баланса и метаболическая энцефалопатия.

Терапевтические меры в Омске включали интубацию, искусственную вентиляцию легких, «неустановленный препарат для контроля над симптомами» и нейрозащиту.

Немецкие врачи, прибывшие в Омск для транспортировки Навального в Берлин, при первом доступе к нему установили симптомы замедленного пульса (44 удара в минуту), гипотермию (34,4 градуса по Цельсию), расширенные зрачки, не реагирующие на свет, спазм мышц и воздействие усыпляющим средством пропофол.

Отмечается, что когда Навального передали для транспортировки, его состояние «несколько улучшилось»: зрачки сузились, пульс повысился до 59 ударов в минуту, который по прибытии в Берлин снизился до 51, а затем и до 33 ударов в минуту. В Charite также установили, помимо перечисленного, пониженный рефлекс стволового мозга, «гиперактивный мышечный рефлекс» и пирамидные симптомы (нарушения двигательных функций из-за поражения соответствующих участков нервной системы).

Лабораторные анализы выявили пониженный уровень в плазме бутирилхолинэстеразы, повышенный уровень амилазы, липазы, тропонина Т и натрия.

После того как лабораторные и клинические исследования выявили «тяжелую ингибицию (торможение) холинэстеразы», врачи начали давать Навальному антидоты атропин и обидоксим. Холинэргические показатели вернулись к норме спустя час после начала антидотной терапии.

Анальгезия и седатация продолжались с использованием суфентанила и пропофола, но был добавлен мидазолам для нейрозащиты.

При этом токсикологический анализ, а также анализ крови и мочи показали, что атропин уже применялся к Навальному в Омске. 

В статье указывается, что после того, как специальная лаборатория выявила полную ингибицию ацетилхолинэстеразы в эритроцитах, что подтвердило действие ингибитора холинэстеразы, а также не выявила ее реактивации действием обидоксима и наличия свободных, несвязанных ингибиторов холинэстеразы, применение обидоксима прекратилось, атропин продолжали давать пациенту еще десять дней.

На пятый день у Навального началась лихорадка, врачи применяли внешнее охлаждение в течение девяти дней и дальнейшую терапию препаратами. Грудная и брюшная мышцы плохо реагировали на атропин, поэтому это увеличило седативный эффект, прерывистые спазматические сокращения сохранялись 15 дней.

Электрофизиологические тесты показали типичную для случаев ингибиции холинэстеразы дисфункцию нервномышечной передачи, при этом нервы реагировали на электростимуляцию, что «соответствовало блокированию нервномышечной активности деполяризацией». Показатели таких стимуляций улучшались последовательно по мере их применения, указывают врачи. 

Во время пребывания в реанимации у Навального также наблюдались системное воспаление и увеличение активности печеночных ферментов.

Активность бутирилхолинэстеразы в плазме начала расти на четвертый день, но вышла на плато на шестой день, причем ниже нормы, поэтому врачи ввели шесть единиц плазмы, что привело к значительному повышению ее активности. Далее активность бутирилхолинэстеразы не снижалась, ее торможение несвязанными ингибиторами прекратилось, нормальный уровень был достигнут на 21-й день лечения.

У пациента также понизился уровень гемоглобина, поэтому врачи вводили железо и заменитель фолата. 

Как сообщается в материале, на 12-й день Навальный начал дышать самостоятельно, при этом ему сделали трахеостомию в ожидании сложностей при отключении от искусственной вентиляции, которая произошла к 24-му дню лечения. Он постепенно восстановился от расстройства сознания (делириума) и на 26-й день был переведен в обычную палату.

При выписке отмечался повышенный физиологический тремор, гиперактивный мышечный рефлекс, но уже не было пирамидных симптомов или признаков полиневропатии. Нейрофизиологические тесты на русском показали легкое нарушение в скорости реакции и беглости речи, которые восстановились через три недели.

«В последний учетный визит на 55-й день мы обнаружили почти полное восстановление неврологических, нейропсихологических и нейрофизиологических данных без признаков полиневропатии», — пишут авторы статьи. 

Они отмечают, что действие веществ группы «Новичок» устанавливается долго, лабораторное выявление его присутствия в организме Навального произошло спустя несколько дней после диагностики ингибиторов холинэстеразы, поэтому эта информация не повлияла на терапевтические решения врачей.

Далее авторы сообщают, что фосфороорганические отравляющие вещества действуют аналогично органофосфорным пестицидам, и клинические решения по таким случаям базируются на опыте лечения отравлений такими пестицидами, что часто случается в Азии — более 100 тысяч смертей в год.

«Спектр данных, вызванных сверхстимуляцией мускариночувствительных холинорецепторов и никотиновых рецепторов, которые зафиксировали у нашего пациента, отвечают опубликованной литературе (по тематике отравления органофосфорными удобрениями): сужение зрачка, коньюнктивальная инъекция, повышенные слюно- и потоотделение, замедленный пульс, повышение липазы и амилазы, что приписывается стимуляции поджелудочных и слюнных желез, гиперактивный мышечный рефлекс, пирамидные симптомы и длительная мускульная гиперактивность.

Кроме того, мы наблюдали типичные патологические изменения в электрофизиологии и одноволоконных электромиографических исследованиях. После нормализации нейромышечной передачи пациент начал дышать самостоятельно», — пишут авторы.

По их словам, самостоятельное начало дыхания коррелирует с 30-процентной активностью ацетилхолинэстеразы в эритроцитах. Врачи отмечают, что выявление отравления органофосфорами возможно путем тестирования на активность бутирилхолинэстеразы, что делается в рамках функциональной пробы печени и широко доступно как «рутинная практика».

К необъясненным данным лечения врачи отнесли «выявленную ярко выраженную временную гипоальбуминемию, которую нельзя объяснить дисфункциями почек, печени или кишечника». 

В тексте они выразили благодарность специалистам Мюнхенского института фармакологии и токсикологии бундесвера за «неоднократные измерения бутирилхолинэстеразы, ацетилхолинэстеразы в эритроцитах и холинэстеразного статуса», а также за «токсикологическое консультирование».

Алексею Навальному стало плохо в самолете по пути из Томска в Москву 20 августа. После экстренной посадки его госпитализировали в Омске. 

По итогам обследований местные врачи назвали основным диагнозом нарушение обмена веществ, вызвавшее резкое изменение сахара в крови. Причину этого выяснить не удалось, но подчеркивалось, что ядов в анализах пациента не обнаружили.

Позднее его перевезли самолетом в Германию.

Правительство ФРГ со ссылкой на военных медиков заявило, что Навального якобы отравили субстанцией из группы отравляющих боевых веществ «Новичок». Позже Берлин сообщил, что эти выводы подтвердили лаборатории Швеции и Франции, параллельное расследование начала ОЗХО.

Как в свою очередь отметили в организации, в организме Навального нашли вещество, аналогичное по характеристикам «Новичку», но не значившееся в списках запрещенных химикатов. В Кремле в этой связи заявили, что Берлин не информировал Москву о своих выводах, а МИД подчеркнул, что Россия ждет ответа от Германии на официальный запрос по этой ситуации.

Прокуратура и полиция начали проверки еще в день госпитализации Навального.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков отмечал, что де-факто следственные действия идут, если наличие отравляющего вещества подтвердится, будет открыто дело. По его словам, Россия готова взаимодействовать с Европой по ситуации с Навальным, но нуждается в информации от Парижа и Берлина.

Charite 23 сентября сообщила, что Навального выписали из стационара в удовлетворительном состоянии.

Читайте также: Тушите свет: Прибалтика готовит резкий шаг против России

Количество просмотров: 9 309


b4a8f662eb47b5d8