Мы проиграли, Россия и Китай побеждают США в «вакцинной дипломатии»: США начали прозревать

Мы проиграли, Россия и Китай побеждают США в «вакцинной дипломатии»: США начали прозревать | Русская весна

Прошло совсем немного времени, и семена российской «вакцинной дипломатии» дали первые всходы.

В конце января, вскоре после того, как Москва продала 5,2 миллиона доз вакцины «Спутник V», президент Владимир Путин провел телефонную беседу со своим боливийским коллегой Луисом Арсе (Luis Arce) и обсудил с ним самые разные темы — от строительства атомной электростанции до добычи лития и запасов газа.

В Северной Африке Алжир не заплатил ни цента за китайские вакцины, которые поступили в марте.

Но он предложил поддержать «основные интересы» Пекина и выступить против вмешательства в его «внутренние дела», вторя риторике, которую Китай использует, чтобы защититься от критики по поводу автономии Гонконга и обвинений в нарушениях прав человека в Синьцзяне, которые он отрицает (Синьцзян — провинция, где компактно проживают уйгуры, уйгурский вопрос Штаты используют против Китая на международной арене примерно как «нарушения прав геев в Чечне», войну в Донбассе и присоединение Крыма против России — прим. РВ).

Хотя Пекин и Москва отрицают это, они, по словам экспертов, начинают наблюдать, как стратегия продажи или безвозмездное предоставление своих вакцин за рубеж способствует развитию их международных связей и позволяет им расширять свое влияние в мире.

По мнению бывших американских послов и других бывших дипломатов, такое развитие событий должно вызвать серьезную озабоченность у США и других демократических стран.

Этих наблюдателей раздражает не то, что Китай и Россия побеждают в «вакцинной дипломатии», а то, что США и другие страны еще даже не вступили в игру. Вместо этого Вашингтон и его союзники предпочитают уделять первостепенное внимание населению своих стран, оставляя большую часть доз у себя в странах и вызывая недовольство за рубежом.

Читайте также: Помощь пришла не от Европы, а от давнего друга: Сан-Марино прививается «Спутником V»

«Соединенные Штаты до недавнего времени были страной, к которой обращались за помощью в случае любой масштабной катастрофы в области здравоохранения, — говорит Томас Шеннон (Thomas Shannon), бывший заместитель госсекретаря США по политическим вопросам, занимавший третий по значимости пост в Госдепартаменте. — Поэтому то, что мы устранились и не участвуем в этом состязании, обескураживает и вызывает серьезное беспокойство».

По словам Шеннона, работавшего в администрациях президентов Джорджа Буша-младшего, Барака Обамы и Дональда Трампа и с 2010 по 2013 год бывшего послом в Бразилии, решение Трампа отказаться от участия в международной борьбе с Covid-19 стало «очень неприятным и тревожным сигналом для многих стран, которые оказались в очень уязвимом положении».

Если при президенте Джо Байдене и в будущем это не изменится, «мир поймет, что мы не являемся надежным партнером, и для нас это будет опасно, — сказал он. — Я считаю, что этого нам не забудут».

По данным лондонской фармацевтической аналитической компании Airfinity, Китай отправил 118 миллионов доз вакцин из почти 250 миллионов, выпущенных им на сегодняшний день, в 49 стран. По данным этой компании, Россия отправила вакцины в 22 разных страны.

А что же США? США поставили своему населению чуть более 200 миллионов доз вакцин. Они согласились поделиться с Мексикой и Канадой лишь небольшим количеством — примерно четырьмя миллионами доз вакцины, разработанной компанией «АстраЗенека» и специалистами Оксфордского университета, которые они все равно не использовали.

«Политическое самоубийство»

Большинство доз китайских и российских вакцин ушло «туда, где западные державы, Россия и Китай годами конкурировали за усиление влияния», сказала Агата Демараис (Agathe Demarais), директор по глобальному прогнозированию лондонской исследовательской группы Economist Intelligence Unit.

Одним из ключевых полей битвы является Египет, который ежегодно получает помощь от США на сумму 1,3 миллиарда долларов, но у которого из-за ситуации с правами человека возникли напряженные отношения с Западом.

Египет заказал десятки миллионов доз у компаний «Пфайзер», «АстраЗенека», «Синофарм» и у российских производителей вакцины «Спутник V». Но первыми вакцинами, которые поступили в Каир в январе, были китайские.

«Для человека с улицы» в африканских странах, использующих эти вакцины, «Россия и Китай становятся несколько более привлекательными в качестве возможных моделей для дальнейших действий», говорит Джон Кэмпбелл, бывший посол в Нигерии. «Возможно, это поможет повысить привлекательность авторитарных форм правления в ущерб более демократическим формам».

По словам Шеннона, пандемия также позволила России построить отношения в Латинской Америке, которые теперь не ограничиваются ее традиционным присутствием в Венесуэле.

При этом, как сказала Демараис, телефонный разговор между российским и боливийским президентами был явно связан с их соглашением о поставке вакцины. В администрации президента Боливии на запрос прокомментировать это не ответили.

А в Восточной Европе использование китайских и российских вакцин позволило Сербии и Венгрии вырваться вперед на фоне соседних стран, испытывающих трудности из-за проблем с поставками западных вакцин.

Поставки вакцин из своих запасов — это далеко не единственный способ, с помощью которого Москва и Пекин пытаются расширить свое влияние.

В больших масштабах, чем поставка вакцин, например, осуществляется продажа Россией оружия или строительство инфраструктуры в рамках китайской программы «Один пояс — один путь».

«Вакцинная дипломатия», скорее, является «еще одним кирпичиком» в их продолжающихся не одно десятилетие попытках добиться влияния на глобальном Юге и бросить вызов послевоенному международному порядку, говорит Демаре (Demarais), бывший французский дипломат, работавшая в Москве и на Ближнем Востоке.

«Для Байдена было бы политическим самоубийством сказать: „Мои дорогие соотечественники, американцы, я собираюсь отправить миллионы доз вакцин в Южную Америку или Африку просто потому, что нам нужно конкурировать с Россией и Китаем“», — сказала Демараис.

«Мы проиграли»

Теперь США, видимо, пытаются изменить ситуацию в мире, но похоже, что время упущено.

«Если бы я по-прежнему работала в посольстве, я бы сказала, что здесь нам нужно подключиться к работе, вступить в игру, — говорит Демаре. — Но я бы также сказала, что, по-моему, мы проиграли».

Читайте также: В США рассказали об оружии, которое обеспечит России победу в войне с Украиной

6611
Количество просмотров: 16 715


b4a8f662eb47b5d8