Большая проблема России

Большая проблема России | Русская весна

Где российская мягкая сила или за последние 200 лет русские научились только стрелять?

Результаты политики России за последние 30 лет показывают, что у России на постсоветском пространстве до сих пор нет надежных союзников, что даже Белоруссия дистанцируется от некоторых российских политических шагов, к примеру в отношении Украины.

С другой стороны, мы видим, как более слабые в экономическом и военном отношении страны, к примеру Турция, не стесняются заявлять о своих претензиях на былые владения Османской империи, вступая в прямой конфликт с интересами России.

Турция не признала даже Крым, оказывает помощь Украине в ее противодействии с Донбассом, поддержала Азербайджан в его конфликте с Арменией в Нагорном Карабахе, в результате ориентированные на сотрудничество с Россией ВС Армении, в принципе, потерпели поражение.

Турция шаг за шагом осваивает Северный Кавказ, зону традиционного российского влияния. После распада СССР либеральная Россия даже не позаботилась о восстановлении тесных связей со своими республиками. В итоге эти постсоветские территории активно стали осваивать азиаты, особенно Китай и Турция, США, Европа.

Причем, чем больше зона активного влияния конкурентов России, тем меньше политических, да и экономических маневров остается у России, тем более она становится уязвима.

Главная причина утраты влияния на постсоветском пространстве — компрадорская, прозападная политика либералов, элит России, желающих еще с конца 80-х завоевать любой ценой доверие, уважение Запада, замешанное на комплексе собственной неполноценности, на принижении достоинства культуры самой России.

В этой связи тезис невмешательства в дела соседних, постсоветских государств выступает как добровольная политическая капитуляция на фоне назойливого, постоянного наглого вмешательства в дела наших бывших союзников, да и в российские тоже, наших иностранных «партнеров». Даже само название наших противников, по сути врагов, партнерами есть уничижение.

Не потому ли нас так жестко бьют, унижают, что мы вместо жесткой ответной реакции проявляем сдержанность, выражаем озабоченность, бесконечно напоминаем о готовности сотрудничать, и это в то время, как против России развязали тотальную гибридную войну.

Осторожность России отчасти понятна, она обусловлена целой цепью проделанных ошибок, неправильных стратегических решений, в результате чего ее экономическая, технологическая, социальная уязвимость оказывается налицо. Но не пора ли начать от них избавляться, что позволит России вести соответствующую ее статусу политику:

♦ не пора ли избавиться от финансовой узды Запада, вернуть все свои деньги из офшоров, иностранных банков и ценных бумаг непосредственно в российскую экономику, которая недофинансирована уже 30 лет. С помощью низкого курса рубля Россию продолжают грабить как иностранные компании, так и российские олигархи;

♦ вывод капитала из страны выступает в качестве контрибуции Западу за ранее сделанные политические ошибки и уступки;

♦ разрушение отечественной индустрии в 90-х породило технологическую зависимость от Запада, поскольку для строительства предприятий используются их готовые технологические мощности, которые мы не способны воспроизвести у себя по причине разрушения индустрии группы «А» — производство средств производства;

♦ сырьевая ориентация экономики, с одной стороны, навязала нам конкуренцию с азиатскими нефтедобывающими странами: ОАЭ, саудитами, где стоимость добычи в разы дешевле. С другой стороны, сырьевики, лоббируя свои интересы, не допускают инвестиции в промышленный сектор. В итоге высокотехнологические, наукоемкие отрасли прозябают, экономика в целом стагнирует;

♦ наконец, информационная зависимость через интернет, системы финансовых взаиморасчетов типа Swift, системы связи 5G и т. п. делают Россию идеологически, информационно уязвимой, позволяют формировать общественное мнение из-за рубежа, влиять на молодежь, разрушать русский социально-генетический код.

Притом обстановку внутри России также не назовешь стабильной, принятые правительством за последние десятилетия решения привели в появлению массовой бедности (до 3/4 населения), наряду с узким кланом сверхбогатых, которые продолжают жиреть, лишая Россию ресурсов развития.

Наличие подобных уязвимых зон из-за политики России, не имеющей четких долгосрочных векторов, также отталкивает от нас бывших союзников и партнеров, которые за Россией не видят силу, возможно, ожидают ее дальнейшего распада, потому по-своему хотят ею воспользоваться.

Вышеотмеченные уязвимые места, проблемы надо, безусловно, решать, но никто не мешает нам применить в отношении соседей, в союзе с которыми мы заинтересованы, так называемую мягкую силу, которой сегодня пользуются все, кому не лень.

К примеру, что делает Турция в отношении Грузии, и не без успеха, на фоне вражды последней к России.

  1. Турция стала главным экономическим партнером Грузи; порядка 70–75% экспорта и импорта Грузи приходится на нее;
  1. Турция представляет более 70% инвестиций в ключевые отрасли экономики Грузии, скупая все активы по минимальным ценам;
  1. Турция занимается инфраструктурными проектами, беря их под свой контроль;
  1. Анкара контролирует информационную систему, СМИ, рекламу республики, обеспечивает влияние культуры Турции на грузинскую общественность, особенно молодежь;
  1. Имеет место долгосрочная аренда определенных территорий Грузии, важных в стратегическом плане;
  1. Система образования Грузии находится в тесном взаимодействии с турецкими социокультурными образовательными программами;
  1. В Грузии восстанавливаются, строятся новые мечети для турок эмигрантов, которые могут прибывать в страну на безвизовом режиме, число которых растет;
  1. Турция вкладывает средства в развитие энергетической системы, устанавливает тесные связи с бизнесом.

Таким образом, отношения не завязываются только на высшее руководство Грузии, как Россия на Украине — на Януковиче, напротив, формируется целый пласт широкого влияния на все сферы жизни страны, на элиты разных сфер и разного уровня.

Чем не повод для подражания…

В итоге экономически Грузия уже потеряла свой суверенитет, хотя юридически она его вроде как еще имеет. Теперь любые инициативы России, российского бизнеса будут рассматриваться грузинами также сквозь призму турецких интересов, и, несмотря на то, что в России миллионы грузин, азербайджанцев, армян, она на эти страны уже не влияет, а Турция свою позицию в указанных республиках делает все сильнее.

Вот так мы и теряем влияние в республиках, на развитие которых СССР, русские потратили колоссальные ресурсы, где трудились поколения наших соотечественников, и которые теперь стали нашими недругами.

Были ли у России возможности наладить более тесные отношения с бывшими братскими республиками? Были, и, наверное, еще есть.

 К примеру, президентом Молдавии был Додон, который старался установить тесные отношения с Россией. У него была в правительстве оппозиция. Помогла ли Россия сформировать ему пророссийскую политическую элиту и захватить власть? Нет. Мы остались верными принципу невмешательства. И что в итоге? Молдавия остается практически чужой России, хотя там и есть наши сторонники.

В Армении есть даже наша база. Россия экономически поддерживала эту страну, но что в итоге? Кто контролирует Армению, армянскую элиту? Чьи чиновники сидят там в местных департаментах — чиновники США. Премьер-министр дружит больше с Америкой, чем с Россией, хотя в России около двух миллионов армян.

Выходит, мы не умеем влиять на своих партнеров, делать из них наших надежных союзников. Даже с Белоруссией это пока не получается. Там тоже нет пророссийского политического лобби. Случись что с Лукашенко — куда завтра повернет Белоруссия: на Запад или на Восток, или к России — неизвестно.

А кто-нибудь ответил за не очень успешную внешнюю политику России за последние 20 лет? Мы потратили миллиарды ресурсов на Сирию. Есть ли гарантия, что и без Асада мы на многие десятилетия останемся дружественными партнерами этой страны? А какие экономические предпосылки к тому в наличие? А какова окупаемость этих возможных проектов. А рядом Китай, у которого денег куры не клюют и который тоже заигрывает с Сирией.

Удивительно, как Сталину, несмотря на разрушенную войной страну, удалось всего за несколько лет создать и военный «Варшавский договор», и СЭВ, а Россия за последние 30 лет не создала ничего прочного вокруг себя; все шатается, все ориентировано на многовекторность.

Да, еще действует СНГ, создана организация ОДКБ, есть какие-то фрагментарные успехи. Но не устраняя болевые точки развития, не преодолев динамику депопуляции народа, не имея долгосрочной стратегии развития, основанной на «российской национальной идее», не сформулировав наши цели на интеграцию славянского Русского мира, нам никакие крупные фундаментальные задачи развития не решить. По-видимому, без смены либерального политического курса это невозможно.

P.S. Чтобы разогнуть спину, России нужно перестать каяться, тем более некому и не за что. Ко Дню Победы, как нельзя кстати, это понять. Нас обвиняют в агрессии, кто обвиняет — политики-лизоблюды, у которых нечистая совесть и подчас грязные руки.

К примеру, Польша нас обвиняет. В Союзе были расстреляны 15 тыс. польских офицеров. Однако поляки забыли, что только за ХХ век от СССР, от России, дважды получали суверенитет + территории от Германии.

Забыли, как расстреляли 70–110 тыс. пленных красноармейцев во время Гражданской войны, как занимались принудительной ассимиляцией русских на захваченных во время Гражданской войны территориях Украины и Белоруссии.

Забыли, что при освобождении от фашистов, которые истребили почти каждого четвертого поляка, советская армия потеряла 600 тыс. солдат, а по завершении войны еще оказывала материальную помощь Польше. Политический баланс, паны, не в вашу пользу…

Власти Чехии на днях выслали 18 российских дипломатов. Обвинения нелепые. За что же миллионы чехов не любят русских? Конечно, речь идет о раздутых СМИ пражских событиях 1968 года.

Восстание против коммунистов было подавлено, по разным подсчетам погибло 108 жителей Чехословакии. При этом основную активную роль в подавлении играли не русские, а подразделения ГДР, других стран. Но почему-то ни наши СМИ, ни тем более европейские не вспоминают чешский террор 1918–1919 годов, когда десятки тысяч простых русских людей были убиты белочехами.

Чехи злобствовали в Самаре, в Сибири. Вот, что пишет издательство regnum.ru в статье «Чехословацкий корпус несёт смерть на Восток России»: 1 октября 1918 года восстали рабочие Иващенково». Им не понравилось то, что чехи демонтировали оборудование (его захватчики увезли с собой). Расправились.

На разъезде Ярцево белочехи оставили более 800 убитых тел рабочих, их жен и детей. В Нижнем Тагиле белочехи расстреляли более 800 жителей. Зверствовал комендант города Самары чех В. Ребенда. Как пишется в статье: «Из вагонов чешской контрразведки мало кто выходил».

Не нужно забывать, сколько десятков тысяч советских солдат погибли при освобождении Чехии и Словакии от фашистов, кто подарил чехам свободу.

А Прибалтика? Сегодня русских очень не любят в Латвии, Литве, Эстонии. Скажите, а не латышские ли дивизии приняли активное участие в Октябрьских событиях 1917 года? Латышские стрелки были своего рода спецназом новой власти.

Ополченцы Прибалтики участвовали во время ВОВ в борьбе с фашизмом, освобождая от них свои республики, что было возможно только в союзе с советской армией. На превращение Прибалтики из аграрной страны в развитую индустриальную Россия потратила десятки миллиардов долларов.

То же можно сказать о других странах Восточной Европы: Болгарии, Румынии, Югославии, а также о Франции, которая избавилась от оккупации благодаря СССР.

Так кто перед кем должен каяться? Не пора ли Европе понять, что разыгрываемая истерия против России англосаксами может ввергнуть Европу в Третью мировую, исхода из которой не будет никому, включая США. 9 мая — День Победы над фашизмом, самое время подумать об уроках истории, а не злобствовать впустую.

Читайте также: Forbes признал Путина победителем

Василий Титов, специально для «Русской Весны»

12119
Количество просмотров: 7 540


b4a8f662eb47b5d8