Что нужнее России: армия или флот? (ФОТО)

Что нужнее России: армия или флот? (ФОТО) | Русская весна

Россия — это суша. Евразия. Огромная по любым меркам континентальная масса. Благословение людей, которые на ней живут, потому что она даёт им место под солнцем, свободу передвижения, свободу манёвра на войне, обширные ресурсы и коммуникации, равных которым мало у кого можно найти.

Проклятие людям, которые на ней живут, потому что такую территорию нельзя надёжно защитить, на ней не построить эффективную экономику, её очень трудно освоить и очень дорого содержать. Уникальное образование по любым стандартам.

Наша Родина.

Подавляющее большинство её населения живёт в глубине континента, и в глубине же континента располагаются основные и самые важные экономические центры, природные ресурсы и основные символы государства. Кроме Санкт-Петербурга и Сочи. И Владивостока, о котором житель глубин континента и не вспоминает обычно. Да и история местного населения тоже связана с сушей, с лесами и полями.

Хоть кого взять — потомков русских землепашцев и лесорубов, или кочевников, давших свои гены калмыкам и татарам. Да и самые страшные вторжения на эти земли всегда происходили по земле. Уж если и вставал вопрос — будет ли дальше существовать местное население и построенное им государство, выросшая на этих землях вера и стягивающая всё вместе культура, то ставили его люди, пришедшие по земле.

Пешком, на конях, на танках и бронетранспортёрах, но по земле. И мысленно наши люди почти всегда осознают себя естественными обитателями этого сухопутного ландшафта.

В наше время такое мироощущение стало порождать крайне опасное когнитивное искажение, способное, в принципе, стать фатальным. При некоторых обстоятельствах, по крайней мере, точно.


Демонстрация силы «по Джону Леману»: боевая группа «Ромео» из атомного ракетного крейсера «Лонг-Бич», линкора «Нью-Джерси», эсминца класса «Спрюэнс» «Меррил», пары американских фрегатов и австралийских кораблей УРО. Плюс танкер и корабль комплексного снабжения. Где-то в западной части Тихого океана, недалеко от берегов КНДР, 1986 год. У группы 48 «Томагавков». Это меньше, чем может быть у одного ещё не существовавшего тогда эсминца «Арли Бёрк», но больше, чем «Калибров», например, у Черноморского флота РФ сегодня. И где-то есть ещё атомная подлодка в глубине. Или две.

Задайте вопрос кому угодно: что для России важнее — армия или флот? Любой человек, которому такой вопрос будет задан, уверенно ответит, что армия. Ведь мы живём на суше. Ну какой флот в Воронеже? В Москве? В Новосибирске? Ведь традиционно наша судьба решалась в сухопутных войнах, а флот там, конечно, мог играть важную роль, но никогда не играл главную.

В истории России с ходу и не вспомнишь войн, где жизненно важные вопросы решались бы исключительно или почти исключительно в морских боях — разве что Русско-шведская война 1788–1790 годов, когда армия была связана войной с Турцией почти полностью. Но это, скорее, исключение.

Не стоит описывать то, с каким уровнем угроз сталкивается сейчас наша страна. Фактически единственное, до чего Запад ещё не опустился, это ведение террористической войны на нашей территории.

Пока же они будут пакостить исподтишка и бить в спину, давить санкциями и устраивать провокации, они уверены, что время работает на них, и что нас надо просто добить, исправив совершённую в 90-х годах ошибку, когда это можно было сделать, но когда это не было сделано. Они не остановятся.

Всё это происходит в условиях, когда воспитанные на импортированных методиках и учебниках экономисты просто не могут добиться экономического роста. В таких условиях, траты на оборону должны быть просто безошибочными. И тут перед нами встаёт вопрос — что финансировать в первую очередь, что во вторую и так далее.

Кто-то опять скажет, что сухопутные войска, но давайте же подумаем.

Вопрос военного строительства неразрывно связан с военными угрозами для государства, и политическими амбициями в мире, которые должны быть подкреплены военной силой. О втором позже, а пока проанализируем угрозы.

Возможно ли сухопутное нападение на Российскую Федерацию? Попробуем представить себе это, отбросив фактор ядерного оружия (а потом этот фактор вернём, он же не делся никуда).

Вообще, как мы знаем из истории, «поломать Россию» пробовали многие, и некоторым даже удалось зафиксировать победу «по очкам», но никто не остался ни счастлив, ни доволен. Даже англичане, победившие в Крымской войне, вспоминают о ней без улыбок. Воевать на суше против России — то ещё удовольствие.

Об этом хорошо помнят, например, немцы. Была, конечно, иностранная интервенция в ходе Гражданской войны, но тогда страна была дезорганизована полностью, первый раз за несколько веков. Сейчас не так.

Так угрожает ли нам сухопутная война, для подготовки к которой мы должны сделать приоритетом финансирование сухопутных войск?

Чтобы атаковать Россию с суши, нужна сама эта суша. Территория, где будут развёрнуты вражеские войска, где будут развёрнуты их тылы, куда будут прибывать подкрепления, и откуда будет произведено вторжение.

И тут перед лоббистами закачки всех денег в сухопутные войска встаёт проблема — такой суши нет.

Смотрим на карту. На Западе наша страна граничит, с юга на север, с Украиной, Беларусью, Польшей, Литвой, Латвией, Эстонией, Финляндией и Норвегией.

Из этих стран к нападению на Россию подключились бы Украина, и, в некоторых случаях, Польша. Норвегию, возможно, удалось склонить бы к пассивному участию в виде предоставления инфраструктуры. Страны Балтии тоже могли бы подключиться. Но этих территорий недостаточно. Украина не контролирует сама себя, и у России здесь не только преимущества в скорости развёртывания, но и возможность резко интенсифицировать и обострить внутренний конфликт в этой стране, вплоть до полноценного разжигания новых очагов войны.

Причём это будет сделано в разы быстрее, чем какой-то агрессор сможет перебросить туда какой-то существенный по силе и численности контингент.

Польша территориально может атаковать только Калининградский анклав, нанести решительное поражение ВС РФ с её территории нельзя. Тоже самое с Прибалтикой — РФ рядом, и опередит с развёртыванием. Норвегия, с её заевшимся населением, при участии в подобной операции сама будет завоёвана, причём очень быстро — арктическая бригада с фронта и ВДВ с тыла не дадут НАТО оборонять узкую полосу северной Норвегии, случись нам опередить их с развёртыванием — а мы их опередим.

Со Шпицбергеном тоже может получиться «грустно». А если и нет, что атаковать из Норвегии крайне неудобно, группировку вторжения на той местности и развернуть трудно и снабжать тяжело. Тяжелее, чем нам свои войска. Генерал Дитль подтвердил бы.

При этом сформировать такое же единое политическое пространство на запад от нашей страны, которое имел Гитлер в 1941-м году, Запад очевидно не может.

А значит развернуть единую группировку вторжения — тоже не сможет. Плюс Европа экстремально зависит от российских энергоносителей, поставки которых в случае войны немедленно прекратятся, а это гарантированно удержит ту же Германию от участия в любых авантюрах. Таким образом, полномасштабное вторжение по суше с Запада в Россию на данном историческом этапе просто технически нереализуемо, даже без учёта нашего тактического ядерного оружия — а его учитывают!

А ограниченная война где-нибудь в окрестностях Калининграда или Прибалтики, уже не будет чисто сухопутной. Любому противнику, который захочет повоевать с нами с территории Балтийских стран, или под Калининградом, придётся — внимание! — держать открытыми морские коммуникации на Балтике. Иначе или он свои группировки не сможет снабжать (в Прибалтике) или мы сможем свою в Калининграде, а потом и западнее, в Гданьске том же.

Отсюда первый и второй выводы.

Первый — вторжение по суше в Россию с Запада в настоящее время невозможно технически.

Второй — если Балтфлот будет в состоянии удерживать коммуникации на море западнее Калининградскгого анклава, то и ограниченная война с Россией на суше невозможна.

Не на норвежской же границе её устраивать.

Фактически, у нас остаётся только одна угроза, которую можно считать чисто сухопутной — суицидальное наступление Украины на территорию России или республик Донбасса. Что в таких ситуациях бывает, мы уже видели. Мысль о том, что украинцы «подтянули» уровень своей армии и она стала чем-то существенным можно смело откинуть. Украинское общество не в состоянии самоорганизовываться в сложные структуры, а армия именно сложная структура.

То есть угрозы нападения по суше с Запада нет, такое нападение технически нереализуемо, а ограниченные провокации могут быть парированы контролем над морскими коммуникациями на Балтике с нашей стороны.

Может быть мы можем столкнуться с нападением по земле на Востоке? Но там есть только одна страна, технически на такое нападение способная, и имеющая достаточно протяжённую для него границу — Китай. Нападение Китая на Россию в настоящий момент невозможно политически.

Китай находится в клинче с США, тема войны с Китаем весьма популярна в американском информационном пространстве, в блогах, в книгах, об этом даже пишутся популярные серии технотриллеров (например Дэвид Пойер, с его сериалом «Война с Китаем» — одна из самых популярных серий книг в США в прошлом году), американские эсминцы регулярно проверяют китайцев на прочность вокруг их насыпных островов, Индия медленно, но верно разворачивается к США, происходит ремилитаризация Японии, которая тоже «под США».

Сам же Китай до сих пор технологически зависит от РФ, во всяком случае ряд поставляемого отсюда оборудования и комплектующих к военной технике китайцам заменить нечем, как и аналогичные товары, связанные с атомной энергетикой.

Кроме того, Россия, это потенциальная «дорога жизни» для Китая, в случае его гипотетической морской блокады. Нападать в таких условиях на Россию — самоубийство в чистом виде, даже если не учитывать Российское ядерное оружие, а его тут опять же придётся учитывать.

От кого же тогда армия будет защищать Родину? От КНДР? От Монголии?

Напасть на нас по суше или некому или неоткуда, угроза нападения на Россию по суше отсутствует почти полностью, или парируется флотом (Балтика), или не является серьёзной (Украина).

Фактически армия для России — это кнут, чтобы воспитывать соседей. Пока Украину. И, если всё будет идти так, как идёт, то только Украину, причём это не навечно.

Но всё меняется, и очень резко меняется, если мы начнём оценивать риски для России, которые исходят с моря.

Среди жителей нашего огромного массива суши популярен миф о том, что Россия не зависит от морских коммуникаций.

Однако даже банальный взгляд на карту говорит обратное.

Начиная с Сахалина, идёт гигантская «дуга» российских земель, связь с которыми осуществляется только каботажными перевозками по морю и редкими воздушными рейсами. Сахалин, Магадан, Курилы, Камчатка, Чукотка, северные районы Якутии, населённые пункты на Колыме, Норильск, Ямал, Ненецкий автономный округ — эти территории зависят от морских коммуникаций в критической степени и без них теряются.

Если не считать Калининграда, который тоже не имеет границы с остальной Россией по суше, то на упомянутых территориях проживает около 1,3 миллиона человек. Там расположены месторождения полезных ископаемых, важные для безопасности страны военные базы, такие предприятия, как «Норильский никель», порты, кое-какая промышленность (например в Магадане).

Суверенитет России над этими территориями обеспечивает её военную безопасность, гарантирует исключительные права на шельф Охотского моря, и, в перспективе, на арктический шельф.

Если же ко всему этому прибавить Калининградскую область, то окажется, что на территории России, «завязанной» на морские коммуникации, проживает около 2,2 миллиона человек. Это больше, чем Исландия по населению, и несоизмеримо больше её по ресурсам и промышленному потенциалу. Это всего на девятьсот тысяч меньше, чем живёт в Монголии. И тоже несравнимо по ресурсам и промышленному потенциалу.

И всё это удерживается морскими коммуникациями. По морю.


Россия бывает и такая

Более того, внешнеторговый оборот России тоже зависит от морских коммуникаций. В начале 2000-х годов, примерно 60% всей нашей внешней торговли (в денежном исчислении) проходило через морские порты. И хотя в целом доля морских перевозок в общей структуре перевозок в России невелика, но она жизненно важна.

И противник, имеющий сильные и хорошо подготовленные ВМС, в состоянии эти коммуникации прервать.

Как дойти на танках до Токио? Можно ли начинать ядерную войну с гибелью всего или почти всего населения РФ из-за блокады Эгвекинота? Вы бы начали?

Сегодня проблема нашей континентально расположенной страны в том, что наши враги не собираются вторгаться к нам по суше — они грозят нам с моря. Более того, их превосходство на море даёт им возможность управлять эскалацией конфликта как угодно — наращивать её или наоборот.

И у нас, в связи с уже почти полным развалом ВМФ, просто нет возможности такой эскалации противодействовать. Нечем. На Тихоокеанском флоте не наберётся даже десятка кораблей, способных эскортировать конвои из торговых судов в рамках того же Северного завоза.

Нет противолодочных сил, почти никаких. Нет десантных сил, способных высадить на берег хотя бы один батальон с техникой, не прибегая к использованию неподходящих для этого кораблей или мобилизованных судов. Да, собственно, с кораблями у нас везде плохо, с морской авиацией тоже.

Или возьмём уровень выше — ограниченная локальная война, пусть даже ядерная. Американцы имеют большое количество кораблей УРО и подлодок, способных нести крылатые ракеты, а палубные самолёты вполне могут нести ядерные бомбы.

Во время учений NorPac Fleetex Ops’82 и 83 американцы показали, что даже ВМФ СССР не в состоянии был препятствовать их нападениям на Камчатку и Курилы, во всяком случае, выделенные для противодействия силы морской ракетоносной авиации и флота всё время опаздывали и оказывались там, где АУС ВМС США уже не было, и когда они вторгались в наше воздушное пространство, им никто не мог помешать.

Что уж говорить о нынешних крайне малочисленных силах ВС РФ. Сегодня, американцы вполне в состоянии провести крайне разрушительную наступательную операцию хоть против Дальнего Востока, Курил или Камчатки, хоть против Кольского полуострова. Причём, действия с моря дают им возможность просто-напросто всё бросать и уходить, не доводя дело до ядерного оружия.


УДК «Америка» и F-35B. Новый корабль и новые самолёты для него. Американцы в основном не армию укрепляют, они думают о другом

Это ещё одна важная особенность войны на море, которую у нас не понимают — можно просто взять и уйти, предоставив противнику возможность лезть со своими слабыми силами против превосходящего противника где-то в мировом океане, без поддержки, пытаясь «спасти лицо» и провести какую-то акцию возмездия, скорее всего, обречённую на провал.

Пока их удерживает то, что мы можем устроить эскалацию где-то в других местах, где, например, наши «Калибры» дотягиваются до их баз. И возможность непропроционально агрессивного ответа, например, физического захвата Норвегии для обеспечения действия своего флота в Норвежском море. И ещё то, что хоть и с потерями, но мы можем отправить на дно какое-то количество их кораблей, а они не хотят этого.

Посмотрим, сколько это ещё так будет, их терпение явно кончается, они хотят крови, и высказывания о морской блокаде России от их официальных лиц в прошлом году уже звучали. Начнём ли мы ядерную войну из-за блокады? Других-то инструментов у нас в такой ситуации нет. Не Норвегию же захватывать в ответ на аресты танкеров и балкеров.

Кстати, о блокаде.

Можно не трогать наши каботажные суда. Можно заворачивать тех, кто идёт к нам и от нас по международным линиям из третьих стран или в эти страны. Стоять в Ла-Манше, Японском море, где-то у Датских проливов, на выходе из Дарданелл и осуществлять блокаду там.

И останавливать только суда под нейтральными флагами, работающими на линиях из России и в неё. И вот тут у нас даже формального повода вмешаться нет. А экономику такая мера может поставить на колени.

Опять же, это будет большой «минус к карме» американцев, объявляющих себя защитниками мировой свободы судоходства. Им нужна будет для таких действий очень серьёзная причина. Пока её нет. Но если она появится, то отвечать нам опять-таки нечем. И прощай, внешняя торговля.

Последствия будут просто катастрофическими.

А ещё, если кто-то не помнит, мы ведём войну. В Сирии, на изолированном от нашей страны ТВД. С группировкой, снабжение которой почти полностью осуществляется по морю. Через коммуникации, контролируемые потенциально недружественной (пока) Турцией. Членом НАТО и участником террористической войны против дружественной нам Сирии, страны, сбившей наш военный самолёт перед телекамерами, заранее свезёнными в точку провокации.

Заметим, что флот в этой войне играет роль куда более важную, чем сухопутные войска, хотя и вспомогательную по отношению к ВКС. И это — очень показательно.

Что нужнее России: флот или армия?


Башар аль-Асад должен нашему флоту очень многое. Если бы не ВМФ, то ни его, ни его страны, ни, возможно, его семьи, уже не было бы, да и единоверцев-алавитов вырезали бы

Посмотрим, какие вообще страны враждебны РФ и с кем мы можем столкнуться в некой локальной войне, пусть и жестокой, но ограниченной. Украина, Польша, Турция (если Эрдогана опять «занесёт»), Япония, США, возможно с Британией, может быть с Норвегией.

Из этих стран Польша, Украина и Норвегия имеет с нами сухопутную границу, но и для расправы с ними понадобится не только армия, но и флот. А с остальными — только авиация, в том числе морская, и флот.

Ну и в стратегической, глобальной войне с США или объединённым Западом, нам армия — постольку-поскольку. РВСН, авиация, подводные лодки с ракетами… и опять мы упираемся в то, что нужен полноценный и боеспособный флот, противолодочная оборона, морская авиация. Ведь самое опасное для нас, что есть у такого врага в такой ситуации, это его атомные подлодки, а с ними никакая армия не справится.

Приоритеты военного строительства должны быть переосмыслены. После РВСН и боевой авиации, которые без вариантов должны стоять на первых местах, вместо сухопутных войск должна быть тонкая и хорошо продуманная комбинация из финансирования отдельных, важных для развития военной мощи направлений — например, судоремонт для ВМФ и расширение линейки боеприпасов для армейцев, пара новых фрегатов и модернизация сотни танков.

Приоритеты по финансированию должны отталкиваться от угроз, а угрозы с моря у нас опаснее и реальнее чем угроза нападения по суше. А сами мы по суше легко нападём на кого угодно, и этого кого угодно раскатаем в порошок уже сейчас, снарядов бы только хватило. Со флотом же всё хуже, и его максимально быстрое приведение в боеспособное состояние должно стать одним из государственных приоритетов. прямо сейчас. Пока этого нет, вместо этого Главный морской парад, канонерки с «Калибрами» и телепередача «Ударная сила».

Ну и конечно, при силовом обеспечении каких-то политических амбиций, армия проигрывает флоту. Хотя бы потому, что флот в теории может это сделать где угодно. Может в Венесуэле, на Кубе. Может посдаить десантную бригаду на корабли и поманеврировать ими у Гибралтара. Может показать флаг жителям Фолклендских островов. Армия может только сокрушать и только соседей, так она устроена, и ничего тут не поделать. Хотя её можно куда-то перевезти на кораблях…

Так что тем, кто всё ещё повторяет мантры типа «мы сухопутная держава», «у нас нет морских коммуникаций, которые нам надо было бы защищать» и тому подобные вещи, уже пора задуматься.

Всё не так.

Угроза с моря и по степени опасности для населения РФ, и по вероятности реализоваться в военный конфликт, уже превзошла гипотетическое нападение на Россию по земле. Не будет никаких орд танков, и цепей вражеской пехоты идущих напролом через горящие родные берёзки, будет некое подобие Крымской войны, только маломасштабное и вялотекущее, чтобы не доводить до ядерного оружия, и ставки в таком конфликте будут не сильно большие, но проигрыш будет с одной стороны унизительным и сильно бьющим по репутации, а с другой, неизбежным.

Ведь наш надводный флот уже давно уступает не только китайскому, но и японскому, подводный в основном на ремонте, от морской авиации осталась только тень…

Впрочем, у нас отличные танковые войска. До Токио или хотя бы Саппоро они не дойдут, но зато классно смотрятся по телевизору, и несколькими десятками батальонов из их состава можно полностью закошмарить одно неадекватное сопредельное государство. Можно утешаться хотя бы этим, раз больше ничего нет.

Или ядерной торпедой.

Читайте также: Ракетный удар по Петербургу: в Эстонии предложили план «военного сдерживания» России

Александр Тимохин

Использованы фотографии: U.S. Navy, sdelanouns.ru, Вячеслав Степанов (gelio.livejournal.com)

Количество просмотров: 7 335



b4a8f662eb47b5d8