КНР в составе Украины, или История кубанского сепаратизма (ФОТО)

КНР в составе Украины, или История кубанского сепаратизма (ФОТО) | Русская весна

Сегодня, в XXI веке, многие историки и публицисты как бы «забывают» либо «обходят стороной» историю КНР. Правда, следует уточнить: речь в данном случае идет не о Китайской, а о Кубанской народной республике. Китайцы, конечно, тоже отличились во время зимнего штурма Киева 1918 года, в связи с чем «были спутаны карты» и кубанским сепаратистам, и их Германским кукловодам, но в данной статье «китайский вопрос» больше подниматься не будет.

Многократно доказано и очевидно, что до Первой мировой войны всю деятельность Михаила Грушевского, Александра Скоропись-Иолтуховского, Дмитрия Донцова, Симеона Петлюры и всех корифеев «самостийной Украины» щедро оплачивала и направляла «в нужное русло» крепкая рука сначала австро-венгерских, а затем и германских специальных служб.

Тем не менее, и хотя данный раздел Отечественной истории проработан намного меньше, шлейф от эстонского, литовского, латвийского, белорусского и кубанского сепаратизма также тянется в сторону потомков гуннов, готов и тевтонов.

Когда Россия ослабла настолько, что в результате Брест-Литовских переговоров чуть не потеряла большую часть всех своих европейских территорий — Германия, Австро-Венгрия, Болгария и Турция признали независимую Украину в границах лишь с частью современной Белоруссии, но не собирались отдавать Украине Крым.

Чуть позже Германия и её союзники планировали признать суверенитет Белоруссии и Кубани: первая из названных республик должна была стать независимой от России, а вторая — Кубанская народная республика — должна была войти в состав Украины на правах автономии.

Бред? Необоснованные выводы и подтасовка исторических фактов? Тогда милости просим ознакомиться вас с теми географическими и политическими картами т.н. «Украинской народной республики», которые массово издавались на территории Европы (и даже на территории дружественных Российской Империи государств).

Однако, просим вас заметить тот факт, что часть данных карт издавались на деньги австро-венгерского генерального штаба ещё ДО ПРИЗНАНИЯ независимой от России Украины, а другая часть издавалась уже прогерманским правительством УНР после оккупации Германией территорий Малороссии, Новороссии, Подолья, Волыни и Крыма в 1918 году.

1) Территория Украины по Михаилу Грушевскому: карта из книги «Коротка історія України», изданной на территории Австро-Венгрии в 1915 году. Распространялась на территории Европы и на территории Российской Империи;

2) «Общая карта украинских земель»: карта издана в Вене в 1915 году. Распространялась на территории Европы;

3) Территория Украины на почтовой открытке: открытка издавалась в 1917–1918 гг. в Германии. Распространялась на территории Европы и на территории бывшей Российской Империи;

4) Территория Украины на почтовой открытке: открытка издавалась Киевскими эсперантистами на средства, выданные Германским оккупационным корпусом в 1918 году. Распространялась на территории Европы и на территории бывшей Российской Империи;

5) Территория Украины на почтовой открытке «CartedeL’Ukraine»: открытка издавалась во Франции в 1918–1919 гг. после того, как Французский оккупационный корпус высадился в районе г. Одессы. Распространялась на территории Европы и на территории бывшей Российской Империи;

6) Территория Украины по Михаилу Цулукидзе: карта и книга изданы в Лейпциге в 1939 году. Распространялась на территории Европы;

7) Территория Украины по М. Дячишину: данная карта издавалась в 1918 году журналом «Свобода», являвшимся печатным органом «Украинского народного Союза в Америке» (по сути, организации эмигрантов из Австро-Венгерской Галиции, Лодомерии и Буковины).

Ознакомившись с представленными выше картами, не трудно догадаться о том, почему даже в XXI веке Украинское Государство (УГ) не отказалось от своих территориальных претензий, как минимум, на Кубань (про Белоруссию сейчас вспоминают мало, но все-таки вспоминают). А как максимум — на территории Воронежской, Белгородской и Курской областей.

«Свидомые» украинские националисты просто ссылаются на германо-австрийские карты «Украинской народной республики», которая изначально задумывалась именно для раздробления единой России на нежизнеспособные куски.

Но вернемся к истории сепаратизма на Кубани.

Изначально Кубань, как и часть современных Воронежской, Белгородской и Курской областей Российской Федерации, была «верхом всех мечтаний» Австро-Венгрии в её планах по созданию независимой от России Украины. Вернее сказать, даже не Украины, а Украинского королевства под скипетром династии Габсбургов, для которого даже был подобран «достойный король» — Вильгельм Габсбург-Лотарингский.

Однако, реальная ситуация на фронте в 1917–1918 гг., которая измотала и Австро-Венгрию, и Германию, а также большевики в Петрограде, которые не желали просто так расставаться с европейской территорией России, внесла свои коррективы.

В связи с этим потомки гуннов, готов и тевтонов уже с лета 1917 года начинают финансировать «кубанский сепаратизм», который должен был привести (и в конечном счете все-таки привел) к провозглашению Кубанью независимости от России.

После Февральской революции новая власть в лице Временного правительства видела в казачестве наиболее организованную и влиятельную часть населения, в которой стремилась найти опору.

Ведя диалог с Кубанским казачеством, Временное правительство санкционировало в марте 1917 года первый общеказачий съезд в Петрограде для «выяснения нужд казачества». Тем не менее, главной целью съезда была организация лояльных правительству казачьих органов самоуправления в Кубанской области.

Весна 1917 года прошла без каких-либо запретов со стороны Петрограда, что привело к созданию Кубанским казачьим войском своих органов власти и самоуправления. Казаки имели право избирать собственный исполнительный орган — Кубанское войсковое правительство (то есть т. н. «Раду») и его представителя в лице атамана.

Тем не менее, в среде казачества не было единого мнения по поводу организации войсковой власти в Кубанской области. Часть казаков считала целесообразным и необходимым перед официальным открытием Кубанской Военной Рады оповестить фронтовиков, составлявших «наиболее жизненную часть казачества» (так сказать, «её душу»), чтобы те смогли прислать своих делегатов.

Например, комитет 1-го Полтавского полка (имеется в виду казачье подразделение из станицы Полтавская, а не из Полтавы) объяснял свою позицию так: «…вопрос дальнейшего казачьего политического устройства не может разрешаться только кучкой оставшихся в тылу казаков».

Первые ростки кубанского сепаратизма смогли прорасти сквозь тело «Кубанской Военной Рады», первое заседание которой, впрочем, ещё не предрекало никаких резких политических заявлений.

Однако, 24 сентября 1917 года в Екатеринодаре (нынешнем Краснодаре, задуманном в конце XVIII века под названием «Новая Сечь») открылась вторая сессия Кубанской Военной Рады на которой обговаривались три вопроса: земельный, местное самоуправление и государственное устройство России. Именно вторая сессия дала толчок для дальнейших разговоров о «расширении прав и полномочий Кубани в составе России».

Председателем сессии был кубанец Николай Рябовол. На сессии также были представители от Украины (только вставшей на путь сепаратизма после Февральской революции), которые выступили с приветственным сообщением.

Эта Рада утвердила вступление Кубани в состав Юго-Восточного союза. По поводу государственного устройства Рада выступила за федеративную Российскую республику.


Николай Степанович Рябовол

Вместе с тем, Кубанские областные органы власти не были едины в своих взглядах на политическое устройство России и разделялись на две фракции: казаков-линейцев и казаков-черноморцев.

«Линейцы» представляли собой потомков донских, терских казаков и ставропольских крестьян, переселенных на Кубань в годы Кавказской войны. Они осваивали левобережье и верховье Кубани — предгорье, состоявшее из каменистых почв без чернозема, что делало их не такими зажиточными и богатыми, как представителей «казаков-черноморцев». Себя «линейцы» считали носителями великорусской культуры.

В отличие от радикальных «черноморцев», которые стремились к полной независимости, «линейцы» своей целью видели лишь автономию Кубанской области с правом самостоятельно осуществлять некоторые внутренние функции власти, не выходя из состава Российского государства и не создавая отдельную Кубанскую республику.


Лука Лаврентьевич Быч

Члены фракции черноморцев, или просто «черноморцы», были федералистами и «самостийниками», в связи с чем считались в Кубанской Военной Раде «украинофилами» и «сепаратистами».

Яркими представителями «черноморцев» той эпохи были Николай Рябовол, Федор Щербина, Василий Иванис, братья Петр и Иван Макаренко, а также Лука Быч. Последний, кстати, был избран Кубанской Краевой Радой в 1917 году на пост председателя Кубанского правительства.


Василий Николаевич Иванис.

«Черноморская» часть казачества противостояла любым общероссийским государственным тенденциям, от кого бы они ни исходили, будь то Временное правительство, большевики или белая администрация.

В итоге «черноморцам» удалось воплотить на практике, хоть и на короткий срок, свою идею независимой Кубани: именно «черноморцы» и выступили той силой, которая продавила на второй сессии Кубанской Военной Рады принятие следующего нормативно-правого акта: «Временные основные положения о высших органах власти в Кубанской области», которые односторонним актом заключали в себе проект федеративного управления на Кубани.

«Временные положения» стали некой региональной конституцией, по которой неказачье население области ограничивалось в избирательных правах. Само же «Временное положение» должно было вступить в силу по окончании заседания Кубанской Военной Рады от 24 сентября 1917 года, и только после этого их собирались отправить на утверждение центральной российской власти.

При этом депутаты Рады заявляли, что не считают нужным «куда бы то ни было посылать проекты, да и вообще она (Кубанская Военная Рада) не знает, кому посылать».

После прихода большевиков во главе с Лениным к власти риторика кубанцев изменилась: большая часть населения не поддерживала идеи коммунизма, т. к. владела обширными земельными наделами и веками не знала ничего о крепостном праве, считаясь «вольным сословием на службе у российского царя».


Кубанская Военная Рада

20 ноября 1917 года Центральная Рада в Киеве во главе с Грушевским Третьим Универсалом провозгласила создание «Украинской народной республики» в составе федеративной России.

Сразу же после этого из Киева была направлена делегация и на Кубань, в результате чего 4 января 1918 года 29 политических партий и организаций Кубани поддержали Третий Универсал Украинской Центральной Рады.

Более того, украинская Черноморская Рада, то есть упомянутые выше «черноморцы» обратились к кубанскому войсковому правительству с просьбой «присоединить Кубань к Украине». Однако, в начале января 1918 года данная просьба осталась неудовлетворенной.

Вместе с тем, с декабря 1917 года делегация молодой советской России уже находилась перед трудным выбором в ходе Брест-Литовских переговоров с Германией и Австро-Венгрией: немцы требовали признания суверенитета не только Украины, но и Литвы, Латвии, Эстонии и даже Финляндии.

Наблюдая за этими процессами, глава «Кубанской Военной Рады» Николай Рябовол вел переговоры с Центральной Радой Украины о возможном военном союзе против большевиков.


Германская и украинская делегация в Брест-Литовске, зима 1918 года

На данный момент нет документального подтверждения того факта, что Николай Рябовол был резидентом германских специальных служб, но вся риторика кубанской военной и политической администрации декабря 1917 — февраля 1918 года целиком и полностью ложилась в «канву» украинского сепаратизма Грушевского, Винниченко и Петлюры, несомненно являвшихся германскими марионетками на пути раздробления России на нежизнеспособные куски.

Так, 28 января 1918 года, практически сразу после провозглашения Украинской народной республикой полной независимости от России, Кубанская краевая войсковая рада во главе с Николаем Рябоволом провозгласила независимую Кубанскую Народную Республику как «часть будущей Российской Федеративной Республики без большевиков, коммунизма и диктатуры пролетариата».

Однако, после ввода Германией и Австро-Венгрией оккупационных войск на территорию Малороссии, Новороссии, Подолья и Волыни — 16 февраля 1918 года на Кубани провозглашают независимую и самостоятельную Кубанскую Народную Республику, существовавшую в различных границах до 1920 года.

Тем не менее, все попытки Германии и Австро-Венгрии присоединить Кубань к Украинской народной республике неоднократно разбивались о «штыки и пулеметы неугомонных большевиков»: с 30 мая по 06 июля 1918 года большевикам даже удалось создать Кубано-Черноморскую Советскую Республику.

Так, к моменту создания Кубано-Черноморской советской республики происходило упрочение советской власти на Северном Кавказе и на Дону: образовались Донская, Ставропольская и Терская советские республики.

В марте 1918 года на съезде Советов Черноморской губернии в Туапсе была провозглашена Черноморская, а в апреле на съезде Советов Кубанской области в Екатеринодаре — Кубанская советская республика, которые вошли в состав РСФСР. Впрочем, ни Германия, ни Австро-Венгрия не признавали ни одной из перечисленных выше «советских республик».

Тем не менее, сразу же вслед за провозглашением в Екатеринодаре Кубанской советской республики 3-й Чрезвычайный съезд Советов Кубани и Черноморья с участием делегатов фронта (состоялся в Екатеринодаре 27–30 мая 1918 года), проходивший под руководством чрезвычайного комиссара Юга России Г. К. Орджоникидзе, постановил слить Кубанскую и Черноморскую Республики в единую республику в составе РСФСР, после чего избрал её Центральный исполнительный комитет (27 большевиков и 17 «левых» эсеров), который образовал СНК Кубано-Черноморской советской республики, председателем которой стал Я. В. Полуян.

Таким образом, весна 1918 года прошла на Кубани под тремя лозунгами:
1) вхождение КНР в состав Украинской народной республики на правах автономии;
2) борьба с большевизмом;
3) борьба во имя большевизма против прогерманского сепаратизма.

Так, 28 мая 1918 года в Киев прибыла делегация главы Кубанской Краевой рады Николая Рябовола. Предметом переговоров стали вопросы установления межгосударственных отношений и оказание Украиной помощи Кубани в борьбе с большевиками.

Одновременно велись дальнейшие переговоры о присоединении Кубани к Украине. Уже в конце июня полностью контролируемая Германией Украинская держава гетмана Павла Скоропадского поставила на Кубань 9 тыс. 700 винтовок, 5 млн патронов и 50 тыс. снарядов для трехдюймовых орудий. Подобные поставки осуществлялись и в дальнейшем и всегда проходили лишь и благодаря германской политической воле, без одобрения которой Павел Скоропадский был бессилен в своих политических решениях.

В то время, когда Добровольческая армия готовилась к походу на Екатеринодар (для освобождения Кубани от большевиков), украинско-германская сторона предложила высадить десант на азовском побережье Кубани.

Одновременно с этим, германскими офицерами, которые действовали через подконтрольные им украинские вооруженные силы, планировалось казацкое восстание в большевистском тылу. Планировалось объединёнными усилиями изгнать большевиков и провозгласить объединение Украины и Кубани.

Для этого из Харькова на азовское побережье даже была переброшена дивизия Натиева, численностью около 15 тысяч человек, однако план провалился как из-за двойной игры немцев, так и из-за промедления высших чинов военного министерства.


Вооружение и униформа казаков в годы Первой мировой войны

В условиях наступления Добровольческой армии генерала А. И. Деникина из района Мечетинская-Кагальник на Кубань (началось 23 июня 1918 года), собравшийся в Екатеринодаре 1-й съезд Советов Северного Кавказа (5–7 июля 1918 года) постановил по докладу Г. К. Орджоникидзе объединить Кубано-Черноморскую, Терскую и Ставропольскую советские республики в единую Северо-Кавказскую советскую республику в составе РСФСР со столицей в городе Екатеринодар. А дальше…

А дальше была продолжительная вооруженная борьба между советской Россией и Вооруженными силами Юга России, революция в Германии, падение режима гетмана Павла Скоропадского на территории прогерманской Украины и многие другие события, которые так и не сделали возможным осуществление «главной мечты» германского и австро-венгерского генеральных штабов.

Мечты, которая подразумевала создание враждебного по отношению к России государства, которое должно было раскинуться на карте Европы от Карпатских гор на западе и до Каспийского моря на востоке — создание Украинского Государства (УГ), в состав которого должны были войти Кубань, Белгород, Воронеж и часть современной Белоруссии.

Читайте также: «Эпидемия закончится, а будет ли Украина?» (ВИДЕО)

Далиант Максимус, специально для «Русской Весны»

Количество просмотров: 22 063


b4a8f662eb47b5d8