Второе завоевание Святой Софии. Зачем Эрдоган хочет превратить собор в мечеть и почему греки готовятся к войне

Второе завоевание Святой Софии. Зачем Эрдоган хочет превратить собор в мечеть и почему греки готовятся к войне | Русская весна

В Турции — уже второй религиозный скандал за последнее время, который грозит вылиться в крупный конфликт с соседней православной Грецией и Россией.

Не успели улечься страсти после попыток турецких властей реанимировать дело о поддержке госпереворота против Константинопольского патриарха Варфоломея, который в разгар предвыборной кампании Порошенко предоставил Украине томос, как назрел новый инцидент.

Турки заявили о желании превратить в мусульманскую мечеть собор Святой Софии в Стамбуле (в Турции его называют Айя-София).

Бывший православный храм византийских времен уже был превращен в мечеть после захвата Константинополя османами, но сейчас это музей и памятник ЮНЕСКО.

Президент Эрдоган поручил помощникам изучить возможность снова сделать там мечеть, пишет газета Hurriyet.

2 июля Госсовет Турции должен вынести свой вердикт по этому щекотливому вопросу.

«Собор Святой Софии туристы смогут посещать, если он станет мечетью. Как это происходит с Голубой мечетью на площади Султанахмет. Это должна решать наша нация», — объявил президент Турции.

Намерения Анкары вызвали возмущение в православном мире.

Соседняя Греция, с которой у Турции давние разногласия по разным вопросам, восприняла это как атаку на христианский мир, ведь в соборе сохранились древние византийские фрески и многие воспринимают его как один символов христианства.

История с собором может стать спусковым крючком в конфликте между странами, которые и так накалены из-за спора вокруг пограничных шельфовых месторождений и миграционного кризиса.

Некоторые эксперты даже не исключают военного столкновения.

Афины и Анкара уже обменялись резкими заявлениями.

«Единственный способ для Греции справиться с таким поведением, которое в целом имеет тенденцию к агрессии, это, с одной стороны, использовать все свое дипломатическое оружие, а с другой стороны — обеспечить увеличение сдерживающей силы вооруженных сил. Мы не хотим этого, но мы хотим дать понять, что сделаем все возможное, чтобы защитить наши суверенные права в максимально возможной степени», — заявил греческий министр национальной обороны Никос Панайотопулос в интервью телеканалу Star.

Турки ответили, мол, у греков забыли спросить.

«Разве мы должны спрашивать разрешения у других по поводу того, где в Турецкой Республике нам читать азан или Коран? Греция — последняя страна, которая может поучать Турцию в этом вопросе. Афины являются единственной столицей в Европе, где нет мечети. Айя-София — собственность Турецкой Республики, и она завоевана», — отреагировал Мевлют Чавушоглу, глава МИДа Турции.

Ситуация вокруг Софии не добавит понимания и в отношениях Турции с Россией, с которой в конце февраля чуть не случилась война в Сирии.

Кстати, глава российского МИДа Сергей Лавров и министр обороны Сергей Шойгу отменили запланированный на 14 июня визит в Турцию — причины не уточняются, но софийский скандал, по мнению экспертов, может быть одной из них (наряду с проблемами по Сирии и Ливии).

Более того, даже среди мусульман заявление Эрдогана вызвало противоречивую реакцию.

Духовный лидер Египта, с которым у Турции также напряженность, обвинил Эрдогана в использовании в личных целях религии под предлогом установления халифата.

«Эрдоган продолжает использовать религию ради своих амбиций, чтобы усилить преследования у себя дома и поддержать идею о халифате за рубежом. Завоевание Стамбула является высшим завоеванием, которое было выполнено османским султаном Фатихом Султаном Мехметом. Мехмет не имеет никакого отношения к Эрдогану», — говорится в заявлении египетского муфтията на их странице в Facebook.

Зачем турки начали ворошить чувствительную межрелигиозную тему и что это значит для Украины, выясняло издание «Страна».

Протесты греков и РПЦ, молчание Варфоломея и ПЦУ

Еще в конце мая, в честь окончания месяца Рамадана, в соборе прочитали суру Корана Аль-Фатх в память о взятии Стамбула турками. Уже тогда это спровоцировало бурную реакцию в христианском мире. Власти Греции назвали это оскорблением международного сообщества и вызовом религиозным чувствам христиан по всему миру.

Отреагировала и Русская православная церковь.

«Любые попытки сейчас изменить статус храма Святой Софии, который на сегодняшний день является музеем, приведут к изменению и нарушению тех хрупких межконфессиональных и межрелигиозных балансов, которые сложились», — заявил глава отдела внешних церковных связей РПЦ митрополит Иларион.

А вот Константинопольский патриархат Варфоломея, который находится в Стамбуле, пока хранит молчание. В экспертной среде отсутствие реакции Варфоломея связывают с его тотальной зависимостью от турецких властей, особенно на фоне обвинений в адрес Варфоломея в соучастии в попытке переворота в Турции и в связях с живущим в США оппозиционным проповедником Фетхуллахом Гюленом.

К слову, шесть лет назад, когда уже всплывал вопрос о превращении Софии в мечеть, Варфоломей был куда более решителен.

«Мы будем противостоять этому, и все христиане, будь то православные, католики или протестанты, будут с нами. Святая София была построена, чтобы быть свидетельством христианской веры, и если она должна снова стать местом религиозного поклонения, то она должна стать только христианским храмом», — заявлял тогда «отец томоса».

Но сейчас он хранит красноречивое молчание.

В «подшефной» Варфоломею ПЦУ также не хотят комментировать тему собора Святой Софии.

«Не владею информацией касательно таких намерений Турции», — заявил «Стране» секретарь епархиального совета львовской епархии ПЦУ Иван Сас.

40 миллионов или намаз

Софийский собор является памятником византийского зодчества, возведенным в 6 веке, чтобы увековечить славу Константинополя.

После падения Византийской империи собор превратился в мечеть. Лишь в 1935 году основатель турецкой республики Кемаль Ататюрк приказал превратить его в музей, убрав штукатурку с христианских фресок и мозаик.

Возможность возвращения собору Святой Софии статуса мечети власти Турции рассматривают уже год. С точки зрения Эрдогана плюсом станет его бесплатное посещение для туристов.

«Все решения, касающиеся собора Святой Софии, являются вопросом национального суверенитета», — заявил глава МИД Турции Чавушоглу.

Провластные ресурсы обнародовали опрос, согласно которому 89,5% турок хотят, чтобы собор святой Софии был мечетью, а не музеем.

Хотя мнения разнятся. Часть турок смотрит на этот вопрос с финансовой точки зрения.

«Я — против такой идеи, пусть это остается музеем. Туда постоянно стоят очереди из туристов, а если сделают действующую мечеть, то мы их потеряем. Из 7 миллионов ежегодных посетителей музеев в Стамбуле больше половины, около 4 миллионов идут именно в Айя-Софию. Даже султанский дворец Топкапы посещает меньше людей. Билет в музей стоит 100 лир (около 1000 руб., — прим. ред.). На туристах собор зарабатывает больше 40 миллионов в год, а будет мечеть — доходы пропадут», — говорит Тулга Оручолу, предприниматель из Стамбула.

Другие — за превращение в мечеть.

«Если такое случится, то будет историческим решением. Наши предки завоевали этот собор, сделали там мечеть. Это память и аманат (вверенное на хранение). Пусть там снова звучит намаз», — полагает Серкан Аксой.

«Собор Святой Софии — это символ завоевания. Повторное открытие Айя-Софии в качестве мечети — это не просто необходимость и претензия на реликвию завоевания, а вопрос суверенитета и независимости», — заявил в парламенте Мустафа Дестиджи, лидер Партии великого единства.

В турецкой оппозиции идею Эрдогана критикуют и считают, что темой Софийского собора он пытается отвлечь внимание от ухудшения экономической ситуации, создавая искусственную повестку дня.

Также по их мнению, Эрдоган выбрал для текущей задачи заклятого врага, Грецию, и разыграл карту с православным собором, который в Афинах считают греческим наследием.

Дойдет ли до войны Греции с Турцией

Главный вопрос — как ситуация вокруг Святой Софии повлияет на отношения Греции и Турции и может ли дойти до вооруженного конфликта.

В экспертной среде полагают, что две страны сейчас — в шаге от крупной стычки.

«В напряженных отношениях двух стран играет роль несколько факторов, и ситуация с собором — лишь один из них. Параллельно развивается давний конфликт Афин и Анкары вокруг Кипра, где полвека назад уже были столкновения, после которых северная часть острова стала непризнанной турецкой республикой, остальная часть отошла грекам.

Сейчас — новое противостояние из-за попыток Анкары начать поиски нефти и газа на кипрском шельфе, хотя официально это не территория Турции. Плюс — постоянные споры из-за островов.

К тому же Эрдоган демонстрирует экспансионистские устремления, утверждая, что Турция имеет право на все территории Османской империи.

Еще один фактор — миграционный. Турция периодически открывает границу с Грецией для беженцев из Сирии (последний раз — во время эскалации в Сирии в конце февраля), что дополнительно раздражает Афины. Стычки в воздухе и на море на Кипре между турками и греками — не редкость.

Если Святую Софию сделают мечетью, обострения, вплоть до военного конфликта, возможно, не избежать. Все зависит от того, как далеко пойдут Афины и Анкара.

Хотя Греция в военном плане не такая мощная, как Турция, и давно не воевала», — объясняет греческий журналист Костас Панагопулос.

В этой ситуации, говорят эксперты, Греция может обратиться за помощью к США.

«Анкара всячески стремится повысить влияние в регионе и избавиться от американского влияния. Греческие же власти в последнее время тяготеют к проамериканскому вектору в ущерб отношениям с ЕС и Россией.

Однако поможет ли Вашингтон грекам в возможном конфликте с Турцией, спорный вопрос. Во-первых, у США своих забот хватает (протесты, выборы, коронавирус), во-вторых, вряд ли Вашингтон захочет вмешиваться в конфликт двух стран НАТО и нарушать баланс в восточном Средиземноморье.

Не исключено, что Греции придется пересмотреть отношения с США», — сказал Майкл Вилсон, эксперт центра по исследованию проблем Средиземноморья в США.

По другой версии, США могут все-таки вмешаться в конфликт, учитывая рост напряжения в отношениях с Турцией.

По мнению экспертов, и кипрские шельфы, и собор Святой Софии могут стать лишь предлогом для передела сфер влияния в регионе. И если раньше Вашингтон пытался поддерживать равновесие между Грецией и Турцией, поскольку обе страны входят в НАТО, то сейчас ситуация меняется.

Последний козырь Эрдогана

В Турции также говорят о внешнеполитических последствиях.

«По-моему, ни у кого не вызывает сомнений то, что вопрос Айя-Софии это сугубо турецкое дело. Но это не значит, что у этого решения не может быть внешнеполитических последствий, реакции или недовольных тем, что православный храм стал мусульманским, или тем, что достояние мирового наследия станет недоступным.

В этом смысле самый главный вопрос заключается в том, что будет с мозаикой, её замажут или перенесут? Так или иначе, для туристов Айя-София уже не будет такой привлекательной.

Один из турецких обозревателей вообще пишет, что странно создавать такую проблему, связанную с православным храмом, когда у тебя назревает конфликт в восточном Средиземноморье c Грецией и в Ливии с Россией, которые также являются православными государствами.

То есть я так полагаю, автор намекает, что тема в целом создана не только для того, чтобы отвлечь внимание граждан от экономических трудностей, в которой оказалась республика, а для того, чтобы воспользоваться этим вопросом за столом переговоров с Грецией и Россией», — пишет Теlegram-канал «Повестка дня Турции».

Есть и внутренняя подоплека. Эрдоган с помощью религиозной темы пытается улучшить падающий рейтинг и отвлечь народ от крушения экономики на фоне коронавирусного кризиса, считает живущий на Украине турецкий журналист Юнус Эрдогду.

По его мнению, на самом деле Эрдоган не хочет сделать из собора святой Софии мечеть, а все движения вокруг этого вопроса связывает с политическими играми.

«Святая София — это последний козырь Эрдогана, который теряет общественную поддержку из-за экономического кризиса. Консервативное исламистское правительство в Турции, когда теряет рейтинги, всегда начинает говорить об открытии „мечети Святой Софии“. Эрдоган при необходимости может вынести этот вопрос на референдум и покажет поддержку якобы 89,5% — и будет казаться, что это его поддержка.

Эрдоган готовится создать систему, как в Иране. Поэтому ему нужна общественная поддержка, чтобы навсегда остаться у власти.

Президент Турции неискренен, поскольку незадолго до этого оппозиционная „Хорошая партия“, которую возглавляет Мераль Акшенер, не дожидаясь решения Эрдогана, направила запрос в парламент на рассмотрение возможности открыть Собор Святой Софии для мусульманских молитв. Но правящая партия проголосовала против рассмотрения этого предложения. Если бы Эрдоган действительно хотел, партия Эрдогана поддержала бы это предложение закона.

Дело в том, что Эрдоган заинтересован, чтобы инициатива принадлежала только ему и решение было принято только им, а не другими партиями.

Подняв тему Айя-Софии, Эрдоган пытается отвлечь внимание от ухудшения экономической ситуации», — сказал Эрдогду.

Кстати, еще год назад, перед местными выборами, турецкий президент говорил, что «вначале нужно заполнить Голубую мечеть, которая находится напротив, и только потом говорить об Айя-Софии».

«Но теперь он вновь вернулся к этой теме, переложив ответственность на судебные органы. На самом деле партия Эрдогана может с легкостью в парламенте проголосовать в пользу изменения статуса собора Святой Софии на мечеть, но она этого не делает, чтобы президент мог потом сказать: «Таково было решение суда», — полагает журналист Джан Атаклы.

После Софии возьмутся за «гюленовцев»

Помимо «Софийского вопроса», турецкие власти, по мнению экспертов, для спасения рейтинга будут продолжать борьбу с последователями проповедника Гюлена — противника Эрдогана.

«Исламизация, игры на историческом прошлом, борьба с оппозицией — нынешняя политика Анкары», — говорит Эрдогду.

Это может коснуться и Украины, где живут оппозиционно настроенные турки, выдачи которых Эрдоган требует у Зеленского.

Зеленский, напомним, после общения с Эрдоганом во время его визита в феврале, поручил руководству СБУ заняться деятельностью учебных заведений на Украине, связанных с организацией Гюлена.

Проповедник создал по всему миру сеть своих последователей и школ под названием «Хизмет» (в переводе — «служба»), которые финансируют его друзья-предприниматели.

«Не исключаю, что следующим вопросом после Софии будет выдача «гюленовцев», — полагает Эрдогду, который также находится в «черном списке».

Читайте также: «Убирайтесь в Израиль», — Маруся Зверобой обматерила Зеленского и пригрозила подвесить за ноги его семью

Александра Харченко

Количество просмотров: 10 734


b4a8f662eb47b5d8